pin_dos (pin_dos) wrote,
pin_dos
pin_dos

Categories:
ЗАМЕТКИ ОБ ОБЩЕНИИ С МЕСТНЫМ НАСЕЛЕНИЕМ И ПОПУТЧИКАМИ В ПУТЕШЕСТВИИ. ТУРЦИЯ - СИРИЯ - ЛИВАН - ИОРДАНИЯ - ЕГИПЕТ

Записки пендоса. Первая неделя.

Действующие лица:

Я – в пиндосной панамке, из-за чего Пендос часто называет меня пиндосом
Пендос – настоящий пендос, тоже в пиндосной панамке.



День 1.
Аэропорт.
- Извините, здесь мы продаем визы только за евро
- Шо?
- Фиг с вами (опять эти туристы) давайте, что там у вас.

День 2.

Пункт проката “rent-a-car”. У входа большой и красивый Рено с табличкой 20евро. Как оказалось – это стоимость аренды скутера. Есть установка из Москвы – всегда и везде торговаться. Берем байк Хонда за 20 долларов.

- А где, - спрашиваю – у него передачи переключаются?

- А что это такое? – это говорит человек, сдающий транспорт напрокат.

Подходит спец.

– Автомат здеся - смотрит как на идиотов – возьмите-ка ребята шлем, чую, пригодится.

- А не покажете нам на карте где находится вот такая вот «кале»?

- Да выбросьте вы эту карту, вот вам хорошая карта.

Едем по побережью на восток. Останавливаемся на буржуйском пляже окунуться. Пендос отвязывает кроссовки от байка. Бармен из кафе кричит, что раздевалка платная (!). Демонстративно поворачиваемся с пендосом задами к этому придурку, снимаем штаны и демонстрируем ему «на-ка выкуси, буржуй. Обойдемся и без твоей раздевалки».

Остановка – красивейшая лагуна с древними развалинами под Газипазой.

Немецкий плейбой, поигрывая мускулами, уединился со своей возлюбленной в столь романтичной обстановке. Из развалин появляются 2 пендоса в панамках, они широко улыбаются и начинают все вокруг фотографировать. У возлюбленных возникает неловкая пауза… «Shit» думает плейбой. «Да шо ж такое!» думает возлюбленная. Через 5 минут пендосы исчезают. «Fuf» думает плейбой. «Пронесло» думает возлюбленная.

«ЩАЗ!» думают пендосы и появляются в плавках с другой стороны. Они плюхаются в воде, громко матерятся от удовольствия. Охотятся за морскими ежами.

Едем обратно. Фара ближнего света светит как дальний, а дальний освещает небо. Встречные автомобилисты возмущаются, как это можно слепить всех дальним светом ночью на горном серпантине. Приходится периодически поправлять фару, на ходу перегнувшись через руль.

Сдаю в проявку первую пленку. Узнаю новое значение глагола «to develop». Пригодилось.

Два пыльных кавалериста въезжают в ворота отеля.

- А вы кто такие?

- Да мы здесь живем.

- Да вы гоните!

День 3.

Алания. Местные не знают как уехать из города. Для этого есть «офисы помощи туристам».
- А не покажете нам на карте где можно найти междугородний автобус?
- Да выбросьте вы эту карту, вот вам хорошая карта.

Отогар (отобусный гараж).
- Отобус на Анамур есть?
- Есть. Через 20 минут. Но я вам билет не продам (ага, потому что у вас докУментов нету). Нет мест. Следующий через 3 часа.
Можно идти на пляж – томиться в ожидании автобуса.

Анамур. Центр города. Садимся в местный городской автобус по пути к морю и замку. Поистине нетуристическое это место – местные улыбаются, разглядывая диковинных пендосов и с удовольствием подсказывают дорогу. Водила, подвозивший вечером к автостанции от денег отказался.

Вечер. Турецкий фермер с довольной рожей поедает свой ужин, рядом улыбается красавица-жена и балуются ложками детишки. Семейная идиллия в летней беседке. На улице темно и трещат сверчки… Из тени появляются два мокрых пендоса: «А не подскажете как выйти на дорогу?» Возникает кинематографическая пауза, у турка выпадает кебаб изо рта, детишки успокаиваются, и только жена выдавливает «no way».


День 4.

Антакья. Какой-то дух дикого востока. На автовокзале облепляют местные и что-то гарланят, кто на турецком, кто на арабском.

Развод: заставляют менять баксы на сириан лирас, т.к. в Сирии «это будет сделать просто нереально». Ага. На каждом углу. Но с курсом не обманули. Далее: «через 20 минут отправляется последний на сегодня автобус в Сирию». Последний ли был автобус - правда так и осталась загадкой. Недорогие билеты совсем не мешают бизнесу сирийского водилы. Из Турции в Сирию он везет ящики с сигаретами, обратно, видимо едет заправленный бензином под завязку.

Сирийский КПП. Солдафон дает нам анкеты полностью на арабском. Что вписывать в какую графу – непонятно. Попутчиков-поляков этот факт ничуть не смутил. Пишут имя – фамилию – национальность. Причем в качестве национальности указана «Nationality» вместо «Poland». Заполняем аналогично, от балды: Medvedev Alexandr Nationality Tourist. О чудо! Таможенники-раздолбаи все это переваривают. Периодически веселые солдаты заходят в автобус, натягивают серьезное выражение на свои лица и начинают с этим выражением лица проверять документы. Выходят из автобуса, снимают «маску» и продолжают весело общаться со своими.

Алеппо. На всех отелях нарисованы две звезды – это сирийский флаг. Служащий отеля признается «I love dollars only». А зачем мы наменяли этих SL?

Куда вы пойдете окультуриваться в г. Урюпинске? В местный краеведческий музей. Пендосы в Алеппо поступают так же.

Центр Алеппо. Оживленный перекресток. У пендосов ступор. Внешние рецепторы зашкалили от гудящих вокруг желтых машин и кричащих снующих людей.

Старый город. Происходит постоянное общение с местным населением любого возраста.
- Веар а ю кам фром?
- Россия, Бангладеш, Азербайджан, Катманду… можно называть что угодно из списка дружественных держав.
- Ооооо! Велькам!

Детишки просят фотографировать их, подбегают посмотреть снимок (вот цифровые технологии), объясняю что у меня пленка. Полное разочарование в глазах детишек «лох!» доносится одно из слов из массы арабских восклицаний.

День 5.
Автовокзал в Алеппо.
Говорим на школьном английском: «Нам бы автобус до Хамы…». В ответ местные менеджеры выдают 2 десятка фраз на правильном и быстром английском, но с сохранением местного акцента. Видя, что пендосы их не понимают:
- Откуда вы, ребята?
- Из Сибири, млин.
- Хм… ю ар велькам, вери велькам. И что, прям вот так путешествуете по Сирии?
- А шо?
- С таким вот знанием языка, – сочувственно глядит – вот так прям и ездите… нда.

Город Хама. Таксисты наперебой предлагают подбросить до отеля
- Отель Кайро! Отель Нориас! Отель ….! Отель….!
- Нам Нориас, поехали!
Уже в дороге:
- Нориас - отличный выбор. Кстати, в нем мест нету.
- !!! Ну тогда в Кайро.
Особенность сирийских таксистов – они никогда не признаются, что не знают куда тебе надо ехать. Не признаются даже, что не понимают английского языка.
- Нам в Барамке Гараж если можно.
- Yes!
- Там такие большие автобусы и т.п.
- Yes! Yes! J (широкая улыбка)
Далее таксист называет цену, начинаем торговаться. Идет бойкая торговля. В итоге садимся в машину…

…Вариант 1.
Едем. Оборачивается таксист.
- Так какой, говорите, отель вам нужен?

…Вариант 2.
Таксист начинает периодически спрашивать у пешеходов и других водил на арабском «ду ю спик инглиш?» Когда находится такой умник, начинается разговор на арабском, понятный любому: «Спроси этих пендосов куда я их должен отвезти».

- Слухай, Пендос!
- Шо, Пендос?
- Да нееет, ты слухай! Какой-то пердеж слышен в центре города. Пошли посмотрим.
Нории (нурии) – огромные деревянные колеса, приводимые в движение рекой, питают водой старые как мир веадуки. Скрип этих огромных конструкций – это нечто.

Автовокзал в Хаме.
- Нам нужен замок Крак Де Шевалье.
- Это вам во Францию видимо, ребята.
- Нет, это должно быть где-то здесь. Вот смотрите написано в путеводителе: «Одна из самых главных достопримечательностей Сирии».
Собирается все больше знатоков достопримечательностей, все разглядывают путеводитель. Один неуверенно:
- Похоже на Эль Хосн. Вроде.

Эль Хосн. Вход в любую достопримечательность Сирии независимо краеведческий ли это музей или самая огромная суперкрепость 150 SL.

Маршрутка Хомс-Хама. Две девочки удивленно разглядывают двух пендосов в панамках (представьте, в «газели» от метро «Тушинская» до «Митино» сидят 2 индейца в мокасинах и с перьями). Настала пора продемонстрировать, перед подругой чему же там учат в школе на уроках английского.
- Хелло
- Дарова.
- Вот из ё нэйм?
- Александэ.
Переглядываются. Обсуждают по арабски как это у них клева получилось.
Через 10 минут.
- Александэ…?
- Ага.
- Хау ар ю?
- Файн.
Переводит разговор подруге на свой лад. Удовольствию нет предела. Молчаливая подруга просто офигевает.
Еще через 15 минут. Чем бы таким поразить?
- Александэ…?
- Нну.
- Веар а ю кам фром?
Вот тут бы и завязаться интересной беседе, только остановка – им пора выходить.

Опять Хама. Чудесно кормят и накуривают под незабываемые звуки пердящих колес.

День 6.

Автовокзал в Хаме.
- Нам нужна Апомея.
- Да вы задолбали! А-фо-ми-а!

Афомия. Деревушка с древними развалинами, раскопки ведутся до сих пор. В деревне нам встречается беззубый дедок, который долго нам рассказывает как он ходил на охоту вместе с Брежневым. Обещаем прислать ему фотографии. На бумажке выцарапывает адрес по арабски: «Хама. Афомиа. Ахмеду.»

Звук приближающегося мотороллера. Местный умелец пытается впарить только что откопанные ценности: монеты, посуду, золото, серебро… В процессе торговли цена падает в 7 раз(!). Пендос не удерживается и покупает какую-то бронзовую финикийскую монету. Это сигнал всей деревне. Следующие полчаса к нам один за другим подкатывают разные мотороллерщики и предлагают скупить за бесценок все богатства государства.

Вместо того, чтобы грабить сирийский народ, мы решили поддержать туристическую индустрию. В чистом поле стоит будка, где билетер спокойно продает билеты по фиксированной цене 150 на вход в Афомию. Тот факт что можно обойти будку и просто пойти в развалины так обескураживает, что прямо-таки тянет подойти к будке и заплатить.

Опять Хама. Говорят – это консервативный город исламских фундаменталистов. Только здесь девушки почему-то подходят оттачивать на нас знание английского языка.

Хелло - вер а ю кам фром - велькам, как вам наша погодка…. ну да как вам сказать – хорошая погодка… так ведь жарко же… ха ну еще бы, девушка, разве можно столько одевать на себя… ой а вы знаете как нам продвинутым девушкам тяжко живется в этой стране… зато нам гостевать у вас – ну самое то! И вообще, девушка, не грузите нас политической фигней, вы что, не видите? Пендосы мы!

100 км через пустыню. Автобус до Пальмиры. Выпуска 1970 года. Кому не хватило места, сидят на пластмассовых стульях в проходе. Все курят. По телевизору крутят любительское видео, где три необъятных размеров тетки танцуют и что-то громко поют.

Бизнес Фариза процветал. Его небольшой, но уютный отель находился в пригороде Пальмиры, недалеко от древнего города. Фариз исправно платил водителям междугородных автобусов, чтобы они высаживали пиндосов около его отеля. Вот и в этот раз за окном раздался гудок, и он пошел встречать двух пендосов в панамках.

Но что-то пошло не так. Пендосы ни в какую не желали переплачивать за «все включено» и ограничились номером. Затем они отказались ездить на такси Ахмеда – лучшего друга Фариза. Ну и что, что он много содрал с них за подъем на гору. Не пешком же туда подниматься? Отказались от ужина, шиши, завтрака. Он их познакомил с чудесными полячками на этаже, они и на это не повелись, полезли ночью в пустыню на развалины. Блин, в конце концов, на чем же тогда зарабатывать!

Ресторан европейской кухни. В меню привлекает загадочная строчка RUSSIAN SALAD. Оказалось какое-то полное дерьмо. Вся остальная еда тоже осталась нетронутой. Хозяин заведения, видя все это, подал нам огромный арбуз «за счет заведения», видимо в качестве компенсации.

День 7.

Пальмира. Местные детишки с осликом просят бакшиш. Сдуру пендос дал им рубель. Теперь за нами следует банда детей со всех окрестностей, хором скандирующих «бак-шиш!». Даже ослик пригорюнился от этих чертей.

Гробницы. Вход внутрь закрыт на замок. «Фигня» - говорит Пендос словами Вини-пуха и протискивает свое похудевшее за неделю странствий тельце в щель где-то высоко в стене.

Из развалин выскакивает туземец с предложением купить у него замечательный головной убор арабского покроя. В цену включены страдания продавца, парящегося в пустыне в середине дня.
- А хорошо ли я буду смотреться на фотках в этой фигне? – спрашивает Пендос
- Да эта ваще! Беспроигрышно!
- А ну ка, сфотай меня
Туземец фотографирует Пендоса. Смотрят результат на экране камеры.
- Нее, фигня твоя шапочка.
Иногда туристы могут разводить разводил.

«А пластмассовых стульев вместо сидений у вас нет? А телевизор не будете включать?». «Странные вопросы задают эти пендосы» - думал водитель автобуса на Дамаск Мухаммед.

Дамаск. Центр города. Площадь Павших. «Хотим отель с видом на красную площадь и все тут». Наджмет Аш Шарк – то что надо. У них есть для нас номер под самой крышей (а точнее уже в пристройке на крыше) с огромным балконом и видом на эту самую площадь. Ну маленькие неудобства типа душ и сортир аутсайд – фигня все это. СТОП! Всегда проверяйте что вам предлагают не только инсайд, но и аутсайд! Уже вечером мы осознали свою ошибку – сортир совмещен с душем, да так сильно, что душ находится прямо над овальчиком в полу, догадайтесь для чего.

Старый город Дамаска.
- Пендос, кажется мы заблудились…
- Не хнычь, щас вот по этому тоннелю, тьфу «улице». Там направо-налево-направо-куда-то еще… и выйдем.
- А че это ботинки прямо на улице стоят? А вот и вещи висят.
- Так. Разворачиваемся. Это уже чья-то квартира началась. Не тот проход.

Мечеть Омейядов. Поздно вечером. Два босых пендоса сидят на нагретом за день мраморном полу и тупят в окружающую их движуху. Мозг отдыхает. 35 минут. Где-то читают проповедь. Мусульмане фотографируют друг друга на камеры мобильных телефонов. Вокруг Пендоса собираются детишки пофотографироваться.

Поздно вечером. Выбираемся непонятно где из старого города. Пендос достает компас: «если мы предположительно здесь, значит нам предположительно туда». Идем. Районы становятся все более незнакомыми. Плохие мысли лезут в голову, я невозмутимо улыбаюсь Пендосу, Пендос невозмутимо улыбается мне. Через полчаса все мысли преобразуются в слова. Два пендоса ночью стоят где-то в центре Дамаска и по-восточному жестикулируя, орут друг на друга. «Видимо не могут поделить, кому компас, а кому карта» думают прохожие и обходят стороной. И тут в поле зрения попадается курильня. Настоящая. «Шиишовенка!» - произносит Пидос с улыбкой на слоге «шии». Атмосфера остановившегося времени. Мальчуган, ловко раскручивая угольки над головами посетителей, подкладывает их чаще, чем меняют пепельницы в ресторане. Игроки рубятся в карты, не вынимая кальянов изо рта. Наше внимание привлекает мужик с пузом больше, чем столик за которым он сидит. Мальчуган приносит ему 2 стакана воды по 200 грамм. Мужичок вынимает кальян изо рта, осушает оба с перерывом меньше секунды и засовывает трубку обратно. Через 3 минуты официант приносит еще 2 стакана… Всего 14 стаканов. Вспоминается реклама какого-то сока: «а ты налей и отойди».

Уже через 5 минут приходит осознание, что район – знакомый и до отеля уже рукой подать, но уходить что-то не хочется.


Продолжение... http://pin-dos.livejournal.com/2521.html
Tags: записки пендоса, сирия, турция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments